ИНОСМИ  
Rambler's Top100
Вернуться   ИНОСМИ > Обсуждение новых переводов InoСМИ > Россия

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 04.04.2017, 20:36
Аватар для Энигма
Энигма Энигма вне форума
Moderator
 
Регистрация: 24.12.2009
Сообщений: 36,623
Вес репутации: 214748433
Энигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времениЭнигма герой нашего времени
По умолчанию Как Россия стала главной мишенью для джихадистов

Как Россия стала главной мишенью для джихадистов
Взрыв в метро в Санкт-Петербурге
Пока еще рано говорить о том, кто осуществил в понедельник взрыв в санкт-петербургском метро, но вряд ли это будет неожиданностью, если организаторами являются международные террористы. Россия быстро приходит на смену Соединенным Штатам в качестве главного врага «Аль-Каиды», «Исламского государства» и прочих группировок суннитских джихадистов.http://inosmi.ru/politic/20170404/239038301.html
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 08.11.2017, 16:56
Gladiator-1971 Gladiator-1971 вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.03.2014
Сообщений: 19
Вес репутации: 0
Gladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времениGladiator-1971 герой нашего времени
По умолчанию

Самое страшное, что они используют любую возможность, чтобы расшатать страну. Пример тому - ситуация вокруг второсортной, в общем-то работы Алексея Учителя.

Страсти по «Матильде»

Ситуация, сложившаяся вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» еще до его выхода в большой прокат превратилась в нечто вроде «священной войны», отчасти напоминающей протесты мусульман против «Сатанинских стихов» Салмана Рушди. Начавшаяся 26 октября всероссийская премьера ленты страстей, похоже, не остудила, но заставила задуматься над немаловажным вопросом: кто и зачем сделал незамысловатую, в общем-то, мелодраму самым скандальным фильмом года?

Нероссийская история

Лично для меня ни на минуту не возникало вопроса о том, идти или не идти на премьерный показ «Матильды» в Калуге. Причем все эти 43 жалобы Поклонской, «молитвенные стояния», поджоги студии Учителя и наезды (в прямом и переносном смысле) на кинотеатры волновали меня в последнюю очередь. В моем восприятии все это казалось пусть жестким, но все-таки пиаром ожидаемой премьеры, ведь, как известно, запретный плод всегда сладок, и чем более он запретен, тем более притягателен.
Гораздо чаще в памяти возникали предшествующие работы режиссера, посвященные личной жизни людей из мира искусства. Вспоминалось, как ненавязчиво и нежно рассказывал Алексей Учитель о головокружительной карьере и жизненной драме балерины Ольги Спесивцевой в «Мании Жизели», как тонко поведал он о личных переживаниях и пронзительном одиночестве в бурном человеческом море писателя Ивана Бунина в «Дневнике его жены». Да, в обеих лентах присутствовал эротический, нет, не подтекст, а, скорее, флер, но он не сосредотачивал внимание на себе, а лишь подчеркивал уязвимость героев, ранимость их душ.
Поэтому на «Матильду» я шел в полной уверенности, что режиссер, как говорят в Одессе, сделает нам красиво. Еще было очень любопытно увидеть, как Алексей Учитель соотнесет романтическую историю любви Цесаревича Николая Александровича и Матильды Кшесинской с полными трагизма и политических противоречий событиями российской истории конца XIX – начала XX веков.
Признаюсь честно, фильм потряс едва ли не с первого кадра. Нет, не красотой дворцовых интерьеров и не величественностью декораций Успенского собора, хотя они действительно великолепны, и это – одна из немногочисленных сильных сторон «Матильды». Своим сюжетом. Точнее, это был даже не сюжет, а некая линия событий, которые сменяли друг друга примерно с той же скоростью, с которой в реальной жизни Матильда Кшесинская крутила свои знаменитые 32 фуэте. Режиссер спутал все, что только можно, соединив в одну линейку катастрофу Императорского поезда в Борках под Харьковом (в реальности – 17(29) октября 1888 года), приезд в Россию принцессы Алисы Гессенской – будущей Императрицы Александры Федоровны (в реальности – 10 октября 1894 года) и Ходынскую катастрофу (в реальности – 18 мая 1896 года). В результате получился исторический винегрет без вкуса и аромата, но даже он не стал фоном, на котором происходили основные события фильма.
Всё, что происходит на экране, напоминает причудливый, вязкий сон. В этом смысле «Матильда» — типичная сказка в стиле евро, какие обычно снимают американцы для своего, американского зрителя. Здесь и безумная страсть, и заговор, мрачные подземелья и воздушные шары, винтажные мотоциклы и авто, газовые маски, очки-консервы, краги, и обставленная странными и нелепо навороченными приспособлениями лаборатория безумного ученого-колдуна – все, как в авантюрных романах начала XX века.
Но нет здесь главного. Нет России, над которой Наследнику предстоит принять власть из рук своего отца, нет ее народа и ее Истории. Ведь нельзя же считать народом толпу улыбающихся манекенов в костюмах из этнографического музея, глазеющих на проходящий мимо Императорский поезд, а Историей – падающую в замедленной съемке башню и картинно спрыгивающих с нее людей. И уж тем более не История – та странная сцена на Ходынском поле, когда Государь запускает над еще не убранными трупами задавленных грандиозный фейерверк, в молчании опускается на колени и осеняет себя крестом. Нет в этом ощущения покаяния перед сошедшей с ума людской массой, заплатившей жизнью за граничащее с одержимостью желание получить царские подарки. Этому не хочется сопереживать и это, наверное, единственное, что могло бы оскорбить чувства верующих почитателей Императора Николая II. И, что скрывать, могло стать и, хотя бы отчасти, стало первопричиной возникшего вокруг фильма конфликта.
Что касается якобы непристойных постельных сцен, пятнающих белоснежные одежды царственного страстотерпца, то их в фильме, в общем-то, нет. Единственная сцена страсти практически целомудренна, на обоих потерявших голову персонажей намоталось столько полупрозрачной ткани, что разглядеть детали совершенно невозможно. Остальное — всего лишь скромная «обнаженка», которая никак не тянет не только на порнографию, но даже на полноценную эротику. Куда уж этому до сцен насильственного и добровольного соития в «Викинге», еще одном кинофэнтези о православном святом, где до порно даже не шаг, а полшага, чего ни один воинствующий защитник святости даже не заметил.

Бои за тень Императора

Если подумать и попытаться трезво оценить ситуацию, всех этих людей с гневом праведным в глазах защищающих святого Царя-страстотерпца ото «лжи и грязи» «Матильды», становится немного жалко. Понятно, что все, что они делают, делается очень всерьез. Но загвоздка как раз в том, что никого Наследника Цесаревича, а уж тем более Царя-страстотерпца в фильме Алексея Учителя просто нет. Его место занял некий персонаж «Никки» в кителе, погонах с вензелями и полным отсутствием эмоций на лице. Так что получился не человек – Николай Александрович Романов, со своим характером, страстями и желаниями, а набросок образа - 40-летний дядя, немецкий актер Ларс Айдингер, не без успеха ухаживающий за хорошенькой балериной, но… отнюдь не за Матильдой Кшесинской.
Вместо нее на экраны вышла красивая молодая женщина с живым умом, бойким характером и чувством собственного достоинства. Она хочет определенности в отношениях, хочет быть единственной для любимого.
Иными словами, вместо «потрясающе красивой любовной истории о возвышенных человеческих отношениях», как обещал Учитель в предъпремьерных интервью, у него получилась второсортная мелодрама в духе телеканала «Русский роман».
Никакой роли личности в Истории — только в меру банальные, в меру занятные, в меру смешные, печальные или пугающие истории о людях, их персональных «тараканах» и приватных отношениях. Отсюда, доходящие до абсурда сцены из «Матильды», когда поручик граф Воронцов бьет по лицу Наследника престола, будущая Императрица Всероссийская вульгарно трясет юбками перед киноаппаратом, а «Кшесинская» бесцеремонно хватает Цесаревича за ногу, пытаясь научить его крутить фуэте.
Великое и страшное время, к сожалению, оказалось Алексею Учителю не по зубам. И эта псевдоисторичность, граничащая с пренебрежением к реальной истории реальной России – вот то, что действительно может оскорбить в этом фильме, который следует, наверное, воспринимать как историческую комедию, не требуя от нее глубины погружения в характеры и ответов на многочисленные вопросы о «России, которую мы потеряли». Но это в том случае, если вся эта «история» не была запланированной провокацией.
Однако, на мой взгляд, есть и в самой «Матильде», и в развернувшихся вокруг нее событиях один очень важный позитивный фактор. Они еще раз доказали, что в нашей стране, неоднократно осуждаемой Западом за «тоталитаризм», каждый, будь то депутат Госдумы Поклонская или бабушки, читающие молитвы против «Матильды» у дверей Мариинского театра, имеет право не опасаясь преследования высказывать собственную точку зрения.
Кроме, естественно, тех случаев, когда «точку зрения» выражают, тараня вход в киноконцертный зал микроавтобусом груженым газовыми баллонами как в Екатеринбурге, или как в столице - поджигая автомобили, стоящие у входа в коллегию адвокатов, оказывающую поддержку режиссеру «Матильды».
Такие действия жестко преследуются законом. Ведь когда сумасшедшие объединяются в стаю – это опасно.

Куклы и кукловоды

В истории советской кинематографии сотни картин на историческую тематику. Как правило, цари и их сторонники нарисованы в них если не черной, то серо-черной краской. Однако эти фильмы до сих пор смотрят по телевизору, и никто не устраивает крестные ходы за запрет советской киноклассики, за оскорбление монархистов и царской семьи.
Но вот именно «Матильда» была выбрана поводом, которая отодвинула на второй план и экономический кризис, и противостояние с США, и войну на Донбассе. Так кто же раздувает из фильма общероссийский конфликт и пробуждает семена мракобесия?
Говорят, что за шумихой вокруг «Матильды» может стоять Константин Малофеев - «православный бизнесмен и меценат», знаменитый в определенных кругах своими монархическими взглядами, в частности, тем, что выступает в защиту Натальи Поклонской, а Октябрьскую революцию 1917 года называет не иначе как преступлением. Возможно, однако, по-моему, в этом раскладе он может выступать только в качестве кошелька, этакого современного Парвуса, покрывающего расходы людей более «деятельных». Как и Поклонская с ее сентиментальным пиететом по отношению к Николаю II может служить здесь «узнаваемым лицом с определенным авторитетом», способным «разбудить маргиналов, в задачу которых входит расшевелить ко всему привычный и равнодушный русский народ». Для этого, в данном случае, и нужны такие «общественные движения» как «Царский крест», «Сорок сороков» и прочие сетевые сообщества, ничем кроме стремления «запретить кощунственную «Матильду потому что она несет в себе как антироссийскую провокацию, так и угрозу национальной безопасности»» прежде себя не проявлявшее.
Как это ни парадоксально, но мои чисто умозрительные заключения вполне подходят под схему, разработанную в США еще в те времена, когда Якоб Шифф и Морганы, старший и младший, давали деньги на раскачку России накануне 1917-го.
И еще одна вещь – поистине удивительная. Политические силы России в целом спокойно и даже с каким-то непониманием взирают на бучу вокруг «Матильды». Зато политические маргиналы из числа украинских эмигрантов то и дело от имени российского народа пытаются накалить ситуацию, взять общество на «слабо» или «привыкли утираться».
Их идеи, как оказалось, весьма созвучны новоявленным «православным» организациям и монархистам, которые, не стесняясь, обещают акты насилия по отношению к мирным гражданам. Опять-таки, от имени народа. Одна из таких организаций – «Христианское Государство – Святая Русь» - недавно ещё никому не известная организация — и неизвестно, организация ли вообще, или секта, в которую входят 350 человек, а 70 живут вместе, рядом.
В связи с конфликтом вокруг «Матильды» ХГСР оказалось на первых полосах российских газет в качестве российского аналога ИГИЛ, на что, кстати, прямо намекает и название. Данные о ее лидерах почти отсутствуют, тем не менее, определённую картину на основе существующей информации можно создать.
Ещё пару лет назад Александр Калинин, называющий главой и основателем ХГСР, не носил окладистой бороды, делающей его похожей на Абу Бакра аль-Багдади, предпочитая символическую бородку и довольно модную одежду. А в 2012-м человек, которого представляют ныне вождём православных фундаменталистов, вообще не носил бороды и только после клинической смерти «открыл для себя Иисуса Христа» (формулировка, кстати, вполне в протестантском духе). Так вот, этот «новообращенный истинный христианин» прямо заявляет: «Если покажут фильм в кинотеатре, завтра кинотеатр сгорит». По его словам, «люди готовы жечь что угодно и будут говорить не про убийства, а про лишение жизни за веру».
Подобными заявлениями Калинин дает возможность говорить о православном джихаде, о появлении в России «православного терроризма», что выгодно в первую очередь киевской пропаганде, которая, говоря о «российской азиатчине», объясняет стремление Украины в Европу, в том числе, страхом перед Россией как «православным Ираном». И в этом смысле мечты Калинина о России как идеально православной стране, похожий на Иран, играют как раз на руку Киеву.
И еще одно совпадение. Оказалось, что в окружении лидера движения «Христианское государство - Святая Русь», от которого уже открестились церковные иерархи РПЦ, обнаруживается ближайший подручный, у которого прослеживаются явные связи с украинскими правыми радикалами, грезящими развалом России. Зовут его Мирон Кравченко. В украинских СМИ его именуют русским националистом, во всяком случае, с представителями «Правого сектора» он дружит.
В 2015 году этот персонаж участвовал в прошедшей в Киеве учредительной конференции «Антипутинского информационного фронта». Он также выступал на пресс-конференции «Уроки и итоги киевского Майдана: возможность реализации революционного сценария и гражданской войны в путинской России». С украинской стороны в ней участвовал заочно арестованный в России украинский радикал Дмитро Корчинский, представители батальона «Азов» и другие знаковые фигуры АТО.
Тогда Кравченко колебался, на чьей стороне воевать на Украине, и в итоге выбрал «Христианское государство». Очень похоже, что он внедрён в Россию «украинскими братьями» и исполняет «миссию»: спровоцировав общество с помощью любого, самого ничтожного повода, расшатать внутриполитическую ситуацию в стране. Сейчас это актуально для киевских властей, особенно накануне президентских выборов 2018 года в России. Тем более что совсем недавно у него и в помине не было никакой любви к династии Романовых.
«Русские — порабощенный народ, которого цинично веками вводили в заблуждение, подсовывая идеи Великой России, а потом тысячами отправляли на смерть за интересы московских царей или генсеков», — заявлял Кравченко.
Пренебрегать этой вероятностью было бы очень и очень опрометчиво. Как говорится, мал клоп, да вонюч. На Украине это доказали не раз.
Тем не менее, кампания против «Матильды» несет в себе некоторые тактические выгоды для российских властей. И самый главный из них состоит, пожалуй, в том, что общественность ощутила, насколько она беззащитна перед действиями радикалов.
Но и фундаменталисты сослужили властям России отличную службу, продемонстрировав, насколько пугающей может быть возможная альтернатива.










Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 18:44.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100 статистика за 24 часа Рейтинг@Mail.ru