Показать сообщение отдельно
  #784  
Старый 09.05.2010, 11:32
El Paso El Paso вне форума
Форумчанин
 
Регистрация: 19.07.2009
Сообщений: 4,744
Вес репутации: 0
El Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времениEl Paso герой нашего времени
По умолчанию Савик Шустер: «В Шуше толпа требовала моей смерти»

Журналист Савик Шустер в студии передачи "Шустер Live" на ТВ Украина, январь 2010



Чингиз Султансой


8 мая в Азербайджане - день потери Шуши в Карабахской войне. Известный журналист Савик Шустер, проработавший главой московского бюро Радио Свобода, любезно согласился дать интервью РадиоАзадлыг. Представим вкратце интервью, где он говорит о Карабахе и смерти.

О КАРАБАХЕ

- Здравствуйте, Савелий Михайлович.

- Здравствуйте. Почему Савелий Михайлович? Просто Савик.

- Хорошо. Вы - знаменитый журналист. Почему Вас столько критикуют, обсуждают и ругают? Ведь так обсуждают не всех знаменитостей…

- Мне на это очень трудно ответить, лучше спрашивать у тех, кто критикует и обсуждает.

- Нас интересует ваше мнение…

- По-моему, в любой профессии жить без критики невозможно. Никогда не найдешь всех удовлетворенных. Это естественно.

- Вы освещали и Карабахскую войну, побывали в Шуше. Каковы Ваши воспоминания?

- Трудно ответить, потому что это было очень давно. Мои воспоминания связаны с Шушой все же. Ну как вам сказать, я иногда рассматриваю фотографии, вспоминаю, что тогда такого эмоционального там было. У меня там самое яркое впечатление – убийство главы администрации Шуши пять минут спустя окончания нашего интервью с ним.

- Как это было? Вы помните подробности?

- Мы делали с ним интервью, радиоинтервью, со мной был звукорежиссер. Мы вошли с ним, установили аппаратуру. Интервью было не очень длинным, по-моему, всего полчаса.

- У него в кабинете?

- Да, в кабинете. Мы вышли, за нами туда заходил человек. Я даже не помню его внешность. Я не слышал выстрела. Но этот человек его убил. У меня никогда такого не было в жизни, чтобы я делал интервью с кем-то, а после этого его убили. Конечно, в убийстве обвинили нас. Собралась толпа на площади, и требовали, в общем-то, моей смерти.

- Это было до взятия Шуши армянами?

- Да, да, до.

- Насколько мне известно, этот случай не единственный у вас такой. Вы рассказывали, как в Афганистане было, когда вас схватили, изолировали от сопровождающих. Потом входят два араба и говорят «Тебе осталось жить два часа». Что испытывает человек, когда ему говорят такое, и он понимает, что это не просто угроза? В интервью вы сказали «за это время я весь измучился. Два часа проходит — меня не расстреливают, три часа — не расстреливают»…

- Знаете, это зависит оттого, как человек относится к смерти. Скажу вам так, откровенно, в этот момент возникает одна мысль – главное, чтоб тебя не мучили. Потому что есть гуманная смерть, есть смерть жестокая. Мне всегда казалось, что я жестокой смерти не заслужил, ну, моей профессией. Ну, раз так, хотя бы гуманную. В общем-то, знаете, мысли такие, обычные, человеческие. Дети, семья. Ничего такого необычного.

- А проходит ли перед глазами воспоминания прожитой жизни, как видеолента прокручивается?

- Нет, нет. Как ни странно, думаешь, - по крайней мере я, - о весьма конкретных вещах. Как там дальше будут жить дети, обеспечил я их или нет? В основном такие конкретные вещи. Или как это воспримут родители? Будет ли у мамы и папы инфаркт? Ну, вот такие, такие да. Как бы это сделать, чтобы они узнали об этом не из газет? Очень конкретно. Никакой философии.

- Вернемся к Карабаху. Как Вы думаете, что выиграли и потеряли обе стороны карабахского конфликта на сегодня?

- Это сложнейший вопрос. В таких конфликтах обычно не бывает победителей. Мы сегодня больше в мире не воюем за территории. Да, воюем за влияние, воюем за полезные ископаемые, можем воевать за углеводороды. Но не воюем за территорию как таковую, потому что сегодня понятно никто территорию контролировать не может. Нет сегодня такой политической силы, нет сегодня такой армии, чтобы контролировать территорию.
Я думаю, что сегодня, по большому счету, никто ничего не выиграл, и никто ничего не проиграл. В таких конфликтах не бывает победителей.

О СВОБОДЕ ПЕЧАТИ

- Есть ли перемены в свободе печати после президентских выборов в Украине?

- Ну конечно есть. Потому что в нашей профессии много людей, которые склонны приспосабливаться. Так как в политике, или в судебной власти.

- Или просто в жизни…

- Или просто в жизни. Поэтому, когда люди приспосабливаются, есть изменения. Их никто не склоняет к тому, что надо приспособиться, но они сами чувствуют изменения ветра, определяют. Да, значит ими пользуются. Первая власть, исполнительная, она ими пользуется. Момент, когда она чувствует слабость, склонность к приспособлению, она ими пользуется, вот и все.

ПОЛНОСТЬЮ ИНТЕРВЬЮ БУДЕТ ОПУБЛИКОВАНО В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ


***

Савик Шустер родился в 1952 году в Вильнюсе (Литва). В 1971 году переехал с родителями в Канаду. Проучившись в Монреале, уехал работать в Италию.

Работал в медицине. Журналистская карьера началась в 1981 году с освещения военных действий в Афганистане. В 1988 году пришёл на Радио Свобода ведущим информационных передач. Шеф-редактор московской редакции Радио Свобода, с июля 1996 по май 2001 занимал пост директора редакции.

С 2001 по 2005 год работал в телекомпании НТВ. С 2005 года являлся ведущим ICTV. В 2007 году перешёл с канала ICTV на канал Интер. С августа 2008 года ведет передачу "Шустер Live" на телеканале ТРК Украина.
Ответить с цитированием