Показать сообщение отдельно
  #1  
Старый 01.02.2010, 20:28
Аватар для Robert
Robert Robert вне форума
Форумчанин
 
Регистрация: 16.04.2006
Сообщений: 46,334
Вес репутации: 211851709
Robert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времени
По умолчанию Переводы RoKi из журнала "Der Spiegel"

Шпигель № 24 от 08.06.2009
Гони деньги!

После Опеля, Карштадт и Порше всё больше известных немецких фирм подают заявки на получение помощи от государства.
Министр экономики Гуттенберг просит, относится к этому осторожно, но большинство политиков в большой коалиции хотят вести спекулятивную предвыборную компанию – любой ценой.



В политической жизни бывает иногда, что проигрыши превращаются в победы. Это знает теперь и Карл-Теодор цу (фон) Гуттенберг. На прошлой неделе молодой министр экономики вкусил, какие шансы иногда скрываются за поражением.
В пятницу перед Троицей коалиционные политики и министры, и с министр-президентами Земель, собрались для решения щепетильного вопроса в бюро канцлера. Разговор шёл, конечно, о судьбе Опеля. О выходе на сцену Австрийско-Канадской фирмы Магна и о будущем десятков тысяч рабочих мест в Рюссельсхайме, Кайзерслаутерн, Бохуме и Айзенахе.

Далеко за полночь шли диспуты по этому вопросу, все оказывали давление на Гуттенберга, чтобы он принял план Магны, - при помощи миллиардов из казны и кредитов с госгарантией спасти Опель.
Министр отвергал этот план из-за его дороговизны и из-за того, что весь риск ложился на плечи государства. Министр считал это фата-морганой и предложил в этом кругу свою отставку: «если я являюсь единственной проблемой, я не хочу быть препятствием на пути решения этого вопроса», заявил он.

Это был очень щепетильный момент, не только для карьеры-направленного молодого политика, но и для канцлерши Меркель. Если бы она «уронила» Гуттенберга, она бы за ночь потеряла многообещающего политика из подрастающего поколения. Последовала бы она аргументам Гуттенберга, то она рискнула бы распад большой коалиции с СПД.

Меркель приняла решение в пользу продолжения коалиции.
Министру-ребеллу она предложила не более, как, что он должен принять решение правительства, но может при этом и далее подчёркивать, что он и дальше имеет другое мнение.
В нормальные времена Гуттенберг был бы разорван на куски и выгнан из правительства. Вместо этого проигравший праздновался за его упрямство.

В выборном округе его почитатели встретили его бурными аплодисментами. «Зюддойчецайтунг» писала: «Гуттенберг прав». Социал-демократические члены экономической комиссии Бундестага смотрели очень хмуро, когда их социал-демократический министр финансов Пеер Штайнбрюк прочитал список рисков концепта Магны. В конечном счёте, таков фацет участников этой комиссии, Штайнбрюк был одного мнения с коллегой из экономического рессора господином Гуттенбергом.

Нужно сказать, что при этом дело идёт о много большем, нежели о престиже ЦСУ политика дворянских кровей барона цу Гуттенберга. Дело идёт о самом тяжёлом кризисе послевоенных лет. О спасении или потере сотней тысяч рабочих мест. Вопрос ставится и фундаментальности: Как далеко может, и как далеко должно идти государство во времена актуального кризиса экономики, насколько оно может и должно вмешиваться? Сколько Опеля оно может себе позволить? И, прежде всего: Насколько государство имеет право быть предпринимателем?

Гуттенберг хочет, чтобы такие действия государства были бы ограниченны на абсолютные чрезвычайные положения. Одна абсолютное большинство членов коалиционного правительства решительно не хочет накладывать на себя какие-либо ограничения при действиях в деле спасения фирм. Будь что будет

Кандидат в канцлеры от СПД, Франк-Вальтер Штайнмайер, объявил поддержку и спасение фирм своей главной целью в предвыборной компании.
Сильные Министр-президенты Земель руководимых партией ХДС/ХСС видят это так же, если речь идёт о рабочих местах в их регионах.

И канцлерша неоднократно заявляла, что её экономически-политические убеждения подчиняются девизу: Находятся в игре большое количество избирательных голосов, то надо даже при большом сомнении, запускать акции спасения «шатающихся» фирм.

В соревновании за проценты голосов и прогнозов, похоже, что коалиция окончательно потеряла чувство реально-возможного. Кто является большим работодателем, кто известен и кто достаточно громко орёт – тот может надеяться попасть под заботу политики. Середняческие и малые фирмы же, получают помощь только при условии, что они могут выполнить накладные условия и предписания банков или государственной кредитной организации для восстановления (KfW), «К большим прилетает союзный орёл (Bundesadler), а к маленьким летит коршун-банкротёр» - злорадствует председатель ФДП Гуидо Вестервелле.

Правительственные партии следуют только одному мотто: Если вертится вокруг рабочих мест и голосов избирателей, то парочка миллиардов больше или меньше не играют никакой роли. Соответственно велик риск, что правительство при своих пожарных вылазках про перенатужиьтся и загонит государство в громаднейшие долги, которых никогда не отплатить.

Неотвратимым были, после финансового кризиса прошлой осенью, усилия по поддержке кругового течения финансовых средств, неотвратимым были для этого миллиарды для банковской системы. Также неотвратимыми были конъектурные программы, при помощи которых правительство пытается восстановить доверие потребителей и промышленности. И совершенно естественно, что правительство пытается оказать помощь тем фирмам, которые из-за финансового кризиса не могут в достаточной мере получить кредиты.

Проблема, однако, в том, что коалиция при этом выбрасывает за борт все ограничения, которые до этого они сами себе наложили. Только те фирмы должны получить денежную помощь или гарантии из так называемого Дойчландфонда, которые являются в долгосрочной перспективе жизнеспособными и проблемы которых однозначно возникли из-за кризиса банковской системы. Об этом союзные партии (Union) и СПД договорились прошлой весной, дабы не растранжиривать денег налогоплательщиков.

Но сейчас, с косым взглядом на термин выборов в Бундестаг 27 сентября 2009 года, Союз (ХДС/ХСС) и СПД давно выбросили все эти хорошие и правильные намерения за борт. Они решили, пропустит для Опеля Миллиардную помощь, несмотря на тот явный факт, что новые владельцы сумели весь риск спихнуть на немецкое государство, Они ведут дебаты об оказании помощи Карштадту, несмотря на тот факт, что концерн Аркандор уже многие годы из-за мисмэнеджмента пишет красные цифры. Они проверяют заявления о помощи от Порше, хотя Порше-шеф Ведекинг ещё прошлой осенью трубил, что они очень хорошо зарабатывают, и что: «там, где люкс, там нет места для госпомощи! Это просто не совместимо.»


В настоящее время у банков и государственных инстанциях штапелюются 1200 прошений о кредитах и гарантиях. И многие из них удовлетворяются. Похоже, что само государство грабит себя.

800 Миллионов евро кредитов и гарантий, например получит концерн «Хайдельбергер друкк». 40 Миллионов получит Висмарская Вадам-верьф (*большинство акций в российских частных руках. – примечание переводчика).

400 Миллионов евро хочет правительство дать Кёльновскому заводу Форда. Этими деньгами должны страховаться кредиты европейского сообщества, которыми фирма Форд хочет разработать новые экономичные и экологически чистые моторы (и всё опять будет принадлежать амреканцам*).

И это только начало. Прогнозы предсказывают, что якобы мы уже находимся в самой глубокой точке «долины слёз». Но у очень многих фирм биланцирование ещё не закончено, и дизастр в полном размере ещё не обнародован. Последствия всего этого, явная неликвидность и трудности с текущими платежами, особенно в фирмах ориентированных на экспорт как то Электро – и автоиндустрия. В ближайшие месяцы, предостерегает министр Гуттенберг в интервью со Шпигелем, нас ожидает ещё одна волна прошений о госпомощи. (смотри стр.№ 31).

Примет правительство Германии ещё больше таких решений, как в случае с Опелем, может получится, что самоназванные спасители ещё обострят кризис, вместо того чтобы его смягчить. Помощь обречённым на смерть предприятиям, зачастую продлевает только время умирания и обостряет при этом только ещё страдания умирающего. Одновременно будет не хватать этих Миллиардов для инновационных исследований и инвестиций в будущее. О субвенционном капкане говорят экономики.

Правящие разделяют это мнение, однако они находятся под давлением. Они знают, что очень многие фирмы и их сотрудники попали в это тяжёлое положение без своей собственной вины. Они боятся мести этих жертв. Они чувствуют, что злоба рабочих растёт.
Это чувство беспомощности и гнева руководит сейчас действиями Берлинских политиков. Предстоящие выборы будут иметь характер кризисной выборной компании. В этом убеждены стратеги начина от партии ФДП и до Левых. Кто сумеет во времена растущих цифр безработицы распространить чувство надежды, тот выиграет в выборах. Кто будет выглядеть холодным и бессердечным, у того будут большие проблемы.





Соответственно стратеги, особенно те из Вили-Брандт –Хаус (дома), видят в кризисе новый шанс. Своим ангажированным выступлением в защиту интересов наёмных рабочих, они хотят отполировать былые заслуги и молву о том, что это партия единственный защитник маленьких людей. Целью этих ясных высказываний, однозначно, являются старые соратники – профсоюзы. Они должны выступить 27. сентября «бок о бок» со Штайнмайером и председателем партии Франц Мюнтеферингом против мнимого фронта из неолибералов Меркель, Гуттенберг и Вестервелле.

В прошедшие месяцы верхи партии СПД испробовали всё возможное, чтобы перетянуть опять на свою сторону профсоюз металлургов, профсоюз государственных служащих и другие большие самостоятельные профсоюзы страны – начиная от утилизационной премии, через акцию спасения Опеля и кончая компанией в пользу Карштадт.

СПД таким образом хочет добиться, чтобы боссы восьми самых больших профсоюзов и особенно сотни функционеров среднего значения, начали бы барабанный бой внутри предприятий, в пользу предвыборной компании СПД. В соответствии со старым слоганом товарищей (Геноссен) «Mundfunk schlägt Rundfunk = словесный (тряпочный) телефон, одерживает победу над Радиовещанием“

Министр экономики со своим рыночным либерализм подвернулся для Геноссен в правильный момент. «Барон из Баварии» (слова экс-канцлера Шрёдера) должен предстать в предвыборной компании, как хладнокровное пугало по замыслу «товарищей-геноссен.
«Lieber links und frei als Freiherr und rechts = Лучше быть левым и свободным, чем свободным-господином (дословный перевод титула „Freiherr“) и правым“- есть новая любимая поговорка шефа партии Мюнтеферинга. В последнее время не наблюдалась почти не одно предвыборное мероприятие товарищей, где бы Гуттенберга не дефамировали бы министром утилизации.

Что за этими пренебрежительными словами скрывается продемонстрировал сам канцлеркандидат от СПД Штайнмайер в прошедшую пятницу. Окруженный яро-аплодирующими геноссами, Штайнмайер представил самого себя, на предвыборном мероприятии в Берлинском Темподроме, как Анти-Гуттенберг.

„Мы Социал-демократы не читаем лекций из книг в предприятиях. Мы боремся за каждое рабочее место», громко обратился он к публике в зале. « Не может быть, что конкурсы объявляются, народным спортом. И что этому ещё и аплодируют. Я должен при этом очень себя сдерживать, при таком цинизме, чтобы не «взорваться».

Меркель боится, что стратегия геноссе-(нов) застрянет в душах людей.
Естественно раздражённо отреагировала она на упрямые Опель-выступления своего министра.
С другой стороны, лагерь Меркельши был обескуражен, когда вдруг неожиданно для всех, настроение народа обернулось в противоположное.

Гуттенберг праздновался в Союзе (имеется в виду союз партий ХДС и ХСС *примечание переводчика). Опросы населения вывели Гуттенберга на первое место на шкале уважаемости политиков. Неужели избиратели не столь наивны, как это предполагали стратеги-политики?! Неужели народ способен смотреть дальновидно?
Неужели народ способен видеть дальше, чем скоропостижные сообщения о спасении рабочих мест у Опеля?! Или бюргеры даже боятся, что государство может надорваться при своих спасительных акциях?

Вот так случилось, что из-за, в глазах Меркель, опасной ситуации, вдруг вырос шанс для предвыборной компании. Стратеги Союза надеются теперь, что в лице Гуттенберга, появился достойный наследник эксперта по экономическим делам, Фридриха Мерца, по которому многие союзные политики всё ещё скорбят (и который покинул политику из-за постоянных разногласий с Меркель *примечания переводчика).

Меркель ставит теперь карту на двойную стратегию. Гуттенберг должен пропагировать Чистую Науку, чтобы «привязать избирателей. А канцлер ведёт прагматическую политику, которая по духу центристским людям с левым уклоном.

Её окружению ясно, как опасна такая политика. Гуттенберг не смог протолкнуть свои убеждения в акции по спасению Опеля. Заставят его в очередной раз «сломаться», может победитель опять очень быстро превратиться в побеждённого.
И этим самым станет ещё яснее, как далека позиция Меркель от позиции Союза.
Её приближённые опасаются к тому же, что Министр экономики Гуттенберг сильно, до опасности, заужает полосу возможных действий Союза.
Кто выступает в роли защитника интересов налогоплатителей, тот не может больше отдавать свой голос в пользу спасения фирм, которые очевидно имеют чисто политическую подоплеку. Это может в год больших выборов привести к большим трудностям.

К тому же всё ещё не ясно, как твёрдо сидит в седле шеф партии ХСС Хорст Зээхофер, и поддерживает ли он действительно линию своего товарища по партии (примечание переводчика: Зээховер являет сам политиком-центристом с левыми настроениями, близкими к рабочему движению). Пока не находятся в опасности рабочие места баварских фирм, возможно надеяться на лояльность Зээхофера к принципам научной экономике министра Гуттенберга.
Где начинаются угрызения совести у ХСС-шефа, показал он в прошлую неделю при дискуссиях о судьбе корпорации Аркандор. Только что, как министр экономики успел, приветствовал решение Евросоюза об отказе помощи Аркандор из фонда помощи с названием «Дойчландфондс», как Зээхофер подал свой голос.
«Быстрый выстрел Комиссии Евросоюза в такой форме не акцептируем», заворчал Зеехофер и потребовал Федерального Правительства в Берлине, провести новые переговоры по этому вопросу с Брюсселем..
Ответить с цитированием