Показать сообщение отдельно
  #86  
Старый 30.09.2009, 22:25
Аватар для Из недалёко
Из недалёко Из недалёко вне форума
Форумчанин
 
Регистрация: 16.04.2009
Адрес: Наукоград
Сообщений: 122
Вес репутации: 32175880
Из недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времениИз недалёко герой нашего времени
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Chipp Посмотреть сообщение
3 сентября 2009 года.
Санкт-Петербург, Россия

Г-ну Мэтью Кролак (Matthew Krolak),
Лезерхед, Суррей, Великобритания

Касательно: Ваше письмо в Financial Times

Глубокоуважаемый Сэр!

Не владея английским языков в объеме, достаточном для того, чтобы выразить ту глубину искреннего уважения к Вам, которую испытываю, когда читаю Ваше письмо на страницах Financial Times, пишу Вам по-русски, но надеюсь, что возможно, кому-нибудь, кто разделит со мной мои мысли, захочется перевести для Вас этот текст.

Читая Ваше письмо, я понимаю, что на Западе в целом, и в Великобритании, в частности (что для России особенно ценно по определенным причинам), еще есть люди, для которых здравый смысл, честь и достоинство, как свое, так и окружающих - далеко не пустой звук.

Вы спрашиваете - Почему еще?
Вы спрашиваете - Откуда место сомнениям в том, что этих людей - не большинство?

Не имея возможности составить личное мнение о людях, живущих вокруг нас во всем своем разнообразии и многогранности - что поделать, Европа велика - приходится черпать пищу для размышлений из газет и телевидения. И многие, из живущих в России, сейчас не могут понять причины, по которым западная пресса столь круто изменила тон, лексику и фразеологию комментариев о происходящем в России и вокруг России.
Спектр этих изменений широк: от благожелательных, по-своему конструктивных - середины 90х годов, до непримиримо-подозрительных, обличающих мнений последних лет.
Многие в России полагают, что это связано с тем, что Европе невыгодно иметь рядом сильную, здоровую, активно живущую Россию - ибо Европа в этом видит потенциальную угрозу для себя – не имея сил расстаться со стереотипами холодной войны.
Многие полагают, что Запад в гораздо большей степени устроила бы слабая, деморализованная, опустившаяся Россия - которая бы соответствовала пародийному стереотипу о неубранных сугробах, пьяных мужиках у пивного ларька зимой и медведях с балалайками.
Задумываясь над справедливостью таких предположений, нельзя не заметить, что должной мотивации для такого образа мышления у нравственно зрелого общества быть не должно. Разве мы бы хотели иметь в соседнем доме грязнулю, лентяя и хама? Нет, конечно. Но почему, пытаясь расширить границы восприятия от масштабов Бейкер стрит до масштабов континента, мы перестаем мыслить как нормальные люди? Или все-таки причина не в людях, а в политике, которая преследует свои цели, которые отнюдь не всегда сообразуются с целями тех самых – обычных, нормальных людей?
Осталось ответить на простой вопрос: почему политикам Европы не нужна сильная, здоровая Россия? Здесь возможны два ответа.

Первый заключается в том, что слабого легче грабить. Ресурсные богатства России, ее территория вполне логично могут быть лакомым куском для тех, кто не прочь поживиться за ее счет. Но мы, помня о той роли, которую играет Европа в поступательном, позитивном движении мирового сообщества к гармонии отношений, помня о гуманитарном вкладе Европы в достижения современной цивилизации, не можем воспринять такой вариант, как возможный. Мы считаем, что в отношении Европы к России нет, и не может быть меркантильных устремлений, идущих вразрез с совестью.
Второй заключается в том, что России не доверяют. И опасаются, что, став сильной, она станет причиной неприятностей для Европы. Поводом для таких опасений можно было бы счесть историю второй половины прошлого века – период советизации Восточной Европы? Но достаточный ли это повод? Не кажется ли Вам, уважаемый Сэр, что здесь есть много о чем поразмыслить? Безусловно, принудительный экспорт идей – вещь плохая, но является ли это изобретением России?

Многим из тех, кто ныне живописует те ужасы, которыми опасна Россия, в устройстве своем непохожая на Европу, наверное, не приходило в голову посмотреть на несколько интересных исторических последовательностей. Судите сами, досточтимый Сэр:
Первая последовательность:
Реформация в Европе XVIIвека. Реформы Петра 1 в России начала XVIIIвека, по масштабам изменений и жертв сопоставимые с революцией.
Последовательность вторая:
Французские революции конца XVIII века. Захват Наполеоном большей части Европы. Нападение Наполеона на Россию. Освобождение Европы от Наполеона Россией. Огромные экономические и человеческие потери России. Все заканчивается восстанием Декабристов в России в 1825 году – колыбелью Герцена.
Последовательность третья:
Объединение Германии в конце XIX. Колониальные войны. Россия сражается за Европу (русско-турецкая война, Болгария). Русско-японская война, как следствие милитаризации Японии Европой – для чего? Первая русская революция. Потери небольшие, но «непотерянное» как бы инкапсулировано в будущее.
Последовательность четвертая:
Промышленный взлет Германии. Крах Австро-Венгерской империи. Первая мировая война. Россия сражается за Европу. В России революция. Грабительский для России Брестский мир. Огромные территориальные, экономические, политические потери и человеческие жертвы.
Последовательность пятая:
Приход к власти Гитлера в результате унижения Германии кабальными условиями Версальского договора. Вторая мировая война. Россия сражается за Европу, едва поднявшись на ноги после первой мировой и двух революций, выходит из нее с колоссальными потерями.
Последовательность шестая:
Расцвет постиндустриальной Европы и США. Война с терроризмом. Расширение НАТО. Теперь, в согласии с предыдущими сценариями, нам нужно снова устроить революцию? Или нам ее устроят – как ее уже устроили в Грузии и Украине? Для чего – чтобы Россия и дальше двигалась по дороге истории такой странной походкой – получая тычки в спину и почти падая, а вставая – снова их получая. И не забывая при этом тащить на своем горбе большой мешок с газом, нефтью и электроэнергией (а скоро и водой и воздухом) для тычущего? И не забывая при этом про то, что в случае проблем у тычущего сзади, нужно остановиться и, не считаясь с собственным здоровьем, эти проблемы ему решить?
Так может ЭТО и есть принудительный экспорт идей? Почему всякий раз, когда Европа ставит над собой какой-нибудь, иногда нелепый, эксперимент (вспомним Косово) – за это должна расплачиваться Россия? Только потому, что Европе кажется, что она ставит правильные эксперименты?

Уважаемый Сэр, возможно, мои размышления не во всем правильны. Возможно, некоторые вещи не являются столь очевидными, как я их вижу. Но не согласитесь ли Вы, что простой перенос опыта Европы, где все – близкие соседи и почти родственники - на страну, где в иных местах ближайший сосед достижим только на вертолете, а для того, чтобы навестить родню, можно ехать восемь суток на поезде – может и не работать? Где в некоторых местах зимой выходят из дома по лестнице в снежном тоннеле – потому что на поверхности из-под снега видно только кончик дымовой трубы? Да, здесь бывает и так.
Так может именно по этому стоит оставить Россию в покое и не навязывать ей те вещи, которые она для себя не приемлет или к которым она не готова?
Так может, если принять это во внимание, то и не найдется повода усматривать в действиях России тех помыслов, которых она не имеет - и никогда не имела?
И может тогда у иных людей не будет поводов тревожно вздрагивать всякий раз, когда Россия берется за лопату и что-то делает на своем заднем дворе – кстати, на нем и забора то нет – кто же знает, где он, тот задний двор, кончается?

И может тогда, досточтимый Сэр, мы с Вами будем избавлены от весьма нерадостной, неблагодарной и, иногда бессмысленной, обязанности писать в газеты письма, в которых мы должны будем призывать людей к тому, что они и так должны делать по обязанности рождения людьми – ДУМАТЬ!

Я специально не останавливаюсь на тезисах Вашего замечательного письма подробно – ибо каждое его слово несет в себе понимание сути вещей и полную гармонию между этой сутью и формой ее выражения – чего, увы, так недостает прессе последнего времени.

С удовольствием и радостью от прочтения Вашего письма остаюсь
с глубоким уважением и пожеланиями всего наилучшего,
искренне Ваш,

Максим Комаров, Санкт-Петербург, Россия
Мощно задвинул, поддерживаю.
__________________
Мне скучно бес.
Ответить с цитированием