Показать сообщение отдельно
  #6492  
Старый 08.10.2009, 15:46
kragod kragod вне форума
Форумчанин
 
Регистрация: 29.09.2005
Сообщений: 34,212
Вес репутации: 0
kragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времениkragod герой нашего времени
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от yrbh Посмотреть сообщение
Вы игнорируете все, что вам не подходит. Текст одной из телеграмм подошел - берем. Фактическое сотрудничество СССР и догитлеровской Германии в области военного строительства не подходит - не берем...
одной из? вы читаете сообщения 1/4?

В 1927 года Чичерин писал из Франкфурта Сталину и Рыкову: «Компартии относятся самым легкомысленным образом к существованию СССР, как будто он им не нужен. Теперь, когда ради существования СССР надо укреплять положение прежде всего в Берлине, ИККИ не находит ничего лучшего, как срывать нашу работу выпадами против Германии, портящими все окончательно».

«Хулиганизированный Коминтерн! Проституированный Наркоминдел! Зиновьевцы руководят делами»...

В 1929 Чичерин пишет Молотову: «Меня крайне волнует гибельное руководство Коминтерна, стремление Москвы во что бы то ни стало испортить в угоду Тельману отношения с Германией». А еще раньше он сообщает Сталину: «Я считаю глубоко ложным, когда международное положение СССР подрывается и подвергается опасности только для того, чтобы плохо клеящаяся агитация т. Тельмана могла пойти чуть лучше»

«Полпред должен проверять посыпаемые в Москву телеграммы представителей ТАСС. Но т. Крестинский упорно отлынивал: и работа лишняя, и ответственность. И берлинский корреспондент ТАСС, и слишком бойкая Кайт из «Известий» постоянно вредят нашей политике; надо заставить Крестинского (который не хочет) контролировать их. А один из важнейших вопросов — контроль НКИД над прессой. Несколько раз я прямо спасал положение, когда какой-нибудь идиот из братской компартии проталкивал чудовищную нелепость. Например, Реммеле дал в «Правду» статью о том, что по неопровержимым сведениям Германия получила право утроить численность рейхсвера и за это вступила в антисоветский фронт. Эта ребяческая ложь была страшно вредной, чистая провокация. Очевидно невежды из КПГ захотели этой дикой чепухой подкрепить обычное тельмановское лганье. Если бы я не задержал эту гадость, был бы величайший скандал».

«Из наших, по известному шутливому выражению, «внутренних врагов» первый — Коминтерн. До 1929 года неприятностей с ним хоть и было много, но удавалось положение улаживать. С 1929 года положение стало совершенно невыносимым, это смерть внешней политики. Макс Гельц получил Красное Знамя за преступление против дружественного германского правительства. В 1928 году был поставлен вопрос об удалении иностранных коммунистов из наших полпредств, торгпредств, разных экономических учреждений, банков и представительств ТАСС. В Берлине весь актив партии сидел в наших учреждениях; это была форма финансирования партии. Ужасное безобразие — наше радиовещание. Когда во время германских стачек мощная радиостанция Исполкома Коминтерна в Москве по-немецки призывает стачечников к борьбе, или когда она призывает немецких солдат к неповиновению, это нечто недопустимое. Никакие международные отношения при таких условиях невозможны».