ИНОСМИ  
Rambler's Top100
Вернуться   ИНОСМИ > Клуб переводчиков > Переводы наших читателей

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 09.02.2009, 21:56
geek
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию Насвистывать, проходя мимо афганского кладбища, Asia Times

http://atimes.com/atimes/South_Asia/KB07Df03.html

Насвистывать, проходя мимо афганского кладбища (Whistling past the Afghan graveyard)
The Asia Times 6 февраля, 2009
Том Энгельгардт (Tom Engelhardt)

Теперь уже общепризнанно - как было недавно сказано в ведущей статье еженедельника Week in Review (издание New York Times) - что Афганистан является "кладбищем империй". Имея в виду призыв президента Барака Обамы сосредоточиться на афганской войне ("Мы отвлеклись от главного, вторгшись в Ирак...") и сообщения о готовящемся там усилении американских войск, в последнее время в новостях часто говорят об афганских угрозах.

Некоторые из статей на эту тему, в т.ч. последние очерки Хуана Коула (Juan Cole) на сайте Salon.com, Роберта Дрейфусса (Robert Dreyfuss) в журнале Nation и Джона Робертсона (John Robertson) на сайте War in Context, прямо говорят о том, как политические инициативы нового правительства могут превратить Афганистан и всё менее контролируемые пакистанские пограничные племенные территории в "войну Обамы".

Другими словами, "кладбищу" отдают должное. Гораздо меньше внимания уделяется "имперской" части уравнения. И на это есть причины - по крайней мере, в Вашингтоне. Несмотря на возрастающее беспокойство по поводу ухудшающейся ситуации, никто в столице нашего государства не готов поверить в то, что Афганистан действительно сможет стать "кладбищем" американской гегемонии на планете.

По правде говоря, чтобы отдать должное "империи", нужно начать с переоценки того, как закончилась холодная война. В 1989 году, который, как теперь кажется, был сто лет назад, рухнула берлинская стена; в 1991 году, к удивлению разведывательного сообщества, влиятельных экспертов, столичных институтов и вашингтонских политиков, Советский Союз, "империя зла", колосс репрессий, смертельный враг на протяжении почти полувека ядерного безумия - "взаимно гарантированного уничтожения" (игра слов) - просто испарился, почти без насилия.

(Советские войска, расквартированные в относительно комфортных условиях Восточной Европы, особенно в Восточной Германии, не торопились домой, в экономическую катастрофу рухнувшей империи, - не более чем в вероятном будущем будут спешить войска США, расквартированные на Окинаве в Японии.)

В Вашингтоне, где в 1991 г. все, казалось, устояло, ошеломленное молчание и некоторое нежелание поверить в то, что почти полувековой враг исчез, быстро сменилось чувством торжества. Борьба нескольких поколений закончилась тем, что только один из ее сверхучастников устоял на ногах.

Вывод казался слишком очевидным, чтобы его обосновывать. Прямо на наших глазах СССР чудесным образом исчез на свалке истории, а вместо него осталась находившаяся в отчаянном положении обедневшая Россия, от которой отрезали ее "ближнее зарубежье"; значит, мы победители; мы, как все стали гордо говорить, стали "единственной сверхдержавой" планеты. Ура!

Хозяева вселенной, греки, называли это "хубрис" (спесью). Древнегреческие драматурги понимали бы, что нас ожидает падение с высоты. Но в те годы эта мысль редко приходила в голову людям в Вашингтоне или на Уолл-стрит (деловой центр Нью-Йорка).

Вместо этого, наши политические и финансовые деятели стали действовать, как будто бы планета и правда была их собственностью (а другие державы, включая европейцев и японцев, иногда вроде бы соглашались с этим мнением). В те времена заявить, как сделал один странный исследователь падения империй, что в холодной войне, может быть, нету победителей, а есть два проигравших, и что более слабая сверхдержава просто сошла с дистанции раньше, в то время как более сильную, менее изношенную сверхдержаву ждет тот же конец, было все равно, что разговаривать с глухими.

В девяностые годы у всех на устах в Вашингтоне была "глобализация", мировая экспансия Макдональдса и Микки-Мауса, в то время как людей, заправлявших на Уолл-стрит, постоянно называли "хозяевами вселенной" (и они себя стали так называть).

Эта фраза была впервые использована Томом Вульфом (Tom Wolfe). В его романе 1987 г. "Костер тщеславий" (Bonfire of the Vanities) так назывались супергерои, с которыми играла дочь главного героя. ("На Уолл-стрит он и еще несколько человек - сколько? триста, четыреста, пятьсот? - превратились именно в них... в Хозяев Вселенной...") Поэтому изначально это название еще несло в себе некоторую усмешку, оставшуюся от Вульфа. Но в период после холодной войны оно достаточно быстро стало обозначать исключительно самодовольство.

В те годы, когда экономики других стран неожиданно рушились, Вашингтон направлял туда Международный Валютный Фонд (МВФ), чтобы "дисциплинировать" их. Именно так и выражались специалисты. МВФ постоянно использовал местные и региональные катастрофы, чтобы силой открыть экономики этих стран для неуправляемых рыночных чудес "вашингтонского консенсуса" к огромному ущербу целых стран. (Представьте себе, как бы отреагировали американцы, если бы сегодня МВФ постучался бы в наши обшарпанные двери с подобным списком непременных требований.)

Теперь, когда планета в финансовом нокдауне, когда мировые лидеры от Германии до России и Китая обвиняют в финансовом кризисе, парализовавшем мировую экономику, правительство Буша с его рыночной дерегуляцией и проделки дельцов Уолл-стрит с их деривативными финансовыми инструментами, стало намного более очевидно, что эти финансовые титаны, на самом деле, были хозяевами мошеннической вселенной. Задним числом яснее, что в те годы после холодной войны, Уолл-стрит уже шел к краху, что он был не экономическим тигром планеты, а чудовищно выгодным бумажным тигром. Когда-нибудь, может быть, и о Вашингтоне все будут говорить то же самое.

На самом деле, спустя почти 20 лет, наконец-то становится более приемлемым говорить о том, что некоторые сравнения между двумя сверхдержавами холодной войны вполне уместны. Как недавно написал Дэвид Леонхардт (David Leonhardt) из New York Times:

"Ричард Фримэн (Richard Freeman), гарвардский экономист, утверждает, что пузырь экономики США чем-то похож на старую советскую экономику. Рост советской экономики искусственно раздувался огромным промышленным производством, оказавшимся, в конечном счете, бесполезным. Американская экономика искусственно раздувалась ипотечными бумагами, застрахованными долговыми обязательствами, а иногда даже пирамидами".

Сегодня, когда речь заходит об Уолл-стрит, чувствуется гнев, подымающийся на Мэйн-стрит (улицах американских городов) по мере того, как до американцев доходит, что их якобы хозяева вселенной на самом деле опустошили мир и навлекли на них самих огромные страдания. Они понимают то, чего очевидно не понимают эти бывшие хозяева финансовых фирм, в конце 2008 г. выдавшие своим служащим премий на 18,4 миллиарда долларов. Например, Джон Тэйн (John Thain), бывший управляющий Merrill Lynch, продолжает оправдывать покупку антикварного комода стоимостью 35 тысяч долларов для своего кабинета, равно как и премии на 4 миллиарда долларов, выданных подчиненным ему мини-хозяевам в тот самый квартал, когда его фирма понесла убытки на 15 миллиардов долларов, и в тот год, когда убытки фирмы составили 27 миллиардов.

Однако зато теперь никто – может быть, исключая самого Тэйна, - не примет шарлатанов-тэйнов за хозяев, а экономически опустошенные и приниженные США – за преуспевающую финансовую сверхдержаву.

Однако оказывается, что существует еще один комплект американских "хозяев вселенной", пусть их так и не называли никогда. Я говорю о высших чиновниках нашей национальной безопасности, ключевых игроках внешней и военной политики. Они тоже поверили в то, что планета – их блюдо. Они также стали полагать, что впервые в истории империй им удалось достичь мирового господства. Они стали мечтать, что управляют новой Римской или Британской империей, но такой, какой еще никогда не было, и что Великая игра, в которую раньше играли соперничавшие великие державы, превратилась в пасьянс для одного.

Для них сама мысль о том, что США могут быть вторым проигравшим в холодной войне, была за гранью допустимого. И это отнюдь не удивительно. Ведь впереди, по их мнению, они видели светлый путь, а не кладбища. Отсюда и Афганистан.

Дважды на том же кладбище

Тут-то, конечно, и становится жутко. Ведь не просто какое-то кладбище, а две сверхдержавы и то же самое кладбище. В ноябре 2001 г., прекрасно зная, что случилось в Афганистане с СССР, правительство Буша все же начало вторжение, при этом с четким намерением построить базы, оккупировать страну и поставить в ней правительство на свой вкус.

Спесь – это слабо сказано относительно нео-консервативных строителей глобального бушизма. При мысли о военном могуществе США, которое якобы может сокрушить все препятствия на своем пути, у них захватило дух, и они закрыли глаза на другие державы и на историю. Они приняли способность разрушать за настоящую силу.

Они начали вторжение, полагая, что военные силы под их командованием во всех отношениях непобедимы и что случившееся с Советами никак не может случиться с ними. Они пришли, увидели, победили, отпраздновали, обосновались и начали новое вторжение, на этот раз в Ирак. Спустя триллион долларов потерянных денег налогоплательщиков, мы выглядим намного более похожими на русских.

Весь этот процесс примечателен тем, что второй сверхдержавы, которая могла бы ставить им палки в колеса, как когда-то США делали по отношению к СССР, не было. Команде Джорджа У. Буша, как оказалось, не нужна вторая сверхдержава; они сами прекрасно справились с тем, чтобы сброситься с афганской скалы вниз на кладбище, лишь при той скромной поддержке, которую смог им предоставить Осама бин Ладен.

Они выдвинули фантастическое объяснение, годящееся на все случаи жизни, своим планетарным действиям, да сами в него и поверили; и его еще только предстоит разоблачить, даже теперь, когда американская экономика уже спрыгнула со своей собственной скалы. Под лозунгом глобальной войны с террором они настаивали, что самая большая опасность "единственной сверхдержаве" исходит от сборища фанатиков, поддержанных относительно небольшими деньгами, доступными одному богатому саудовцу. И правда, бин Ладен - при полной халатности правительства Буша - нанес серию телевизионно зрелищных ударов по финансовым, военным и политическим символам американского могущества (исключая самолет, летевший рейсом 93 и упавший на поле в Пенсильвании). Однако учтите, что эти удары были нанесены не в меньшей степени из Гамбурга и Флориды, чем из афганского захолустья.

Учитывая историю этого кладбища, американцам следовало бы запирать двери в самолетах, ввести у себя в стране разумные меры предосторожности, но не торопиться гоняться за бин Ладеном. Аль-Каеда, конечно, может раз в пару лет причинять реальный ущерб, но ее сила остается минимальной, ее "халифат" – посмешищем, а Афганистан – для всех, кроме самих афганцев, – поистине представляет захолустье планеты. Даже теперь мы, несомненно, могли бы уйти восвояси и, хотя под нашим управлением ситуация там (и в Пакистане) стала катастрофической, причинили бы меньше вреда, чем нашим будущим усилением войск в предстоящие годы.

Горько то, что, если бы не ослепление триумфом, людям Буша и не нужно было много знать, чтобы избежать катастрофы. Это не ядерная физика и не нейрохирургия. Не нужно быть экспертом по Средней Азии, владеть пуштунским и таджикским языками, знать историю войны против СССР, закончившейся чуть ли не всего десять лет до нового вторжения, и даже читать пророческую статью "Афганистан: кладбище империй", опубликованную в ноябре 2001 г. в журнале Foreign Affairs и написанную Майклом Берденом (Michael Bearden), бывшим шефом резидентуры ЦРУ в Пакистане, заключавшей: "США должны действовать осторожно или их свалят в кучу пепла афганской истории".

Они могли просто пойти в ближайший книжный магазин Barnes & Noble, взять увлекательный роман Джорджа МакДональда Фрэзера (George MacDonald Fraser) "Сигнальщик" (Flashman) в мягкой обложке и последовать за его грубым анти-героем на катастрофическую войну, которую вела Англия в 1839-1842 гг. и из которой живым вернулся только один англичанин. Помимо удовольствия от чтения на один вечер, любой чиновник национальной безопасности узнал бы все, что ему нужно знать о том, как быстро нужно входить и выходить из Афганистана.

Или уже потом они могли бы немного побеседовать с русским послом в Кабуле, ветераном КГБ, участвовавшим в афганской катастрофе Советского Союза. В прошлом году он жаловался Джону Бернсу (John Burns) из New York Times, что ни американцы, ни представители НАТО не желают его слушать, хотя США повторяют "все наши ошибки", которые он тщательно перечислил. "Теперь", - добавил он, "они совершают собственные ошибки, на которые у нас уже нет авторского права".

Правда, что нас в это дело втянула не команда Обамы в Белом доме, не нынешние Совет национальной безопасности, госдепартамент, Пентагон и даже не оставшиеся от Буша министр обороны Роберт Гейтс и Командующий Объединенным комитетом начальников штабов Дэвид Петреус. Да, они более реалистичны в понимании мира. Да, они полагают – о чем и говорят – что в Афганистане и Пакистане мы в лучшем случае в тупике, что выйти из него будет очень тяжело, что это займет годы и годы и что окончательным результатом будет не победа. Да, они выступают за некое "новое мышление", за какие-то настоящие переговоры с фракциями Талибана, за какую-нибудь большую региональную сделку и, прежде всего, за то, чтобы "снизить ожидания".

Как недавно резюмировал дело Гейтс в ходе слушаний в Конгрессе:

"Придется долго трудиться и, откровенно говоря, я считаю, что нужно очень осторожно выбирать цели, которые мы себе ставим в Афганистане. … Если мы поставим задачу создать там какую-то среднеазиатскую Вальхаллу, то мы проиграем, потому что ни у кого в мире нет столько времени, терпения и денег. "

Ну ладно, Вальхалла в скандинавской мифологии означает большой зал для погибших воинов, а министр обороны, может быть, хотел сказать "азиатский рай", но будем к нему немного снисходительны: по крайней мере, он признал, что у американской роли в мире есть финансовые пределы. Это новая нотка в речах официального Вашингтона, где глобальная военная и дипломатическая политика до сих пор существовали в великолепном неведении об экономической катастрофе, охватившей страну и планету.

Подобным же образом официальный Вашингтон теперь все более склонен к разговору о "многополярном мире", в отличие от выдуманной однополярной планеты, на которой жил Буш в свое первое президентство. Его жители даже готовы представить себе относительно отдаленный момент, к которому у США останется лишь "ослабленное доминирование", как выразился Совет по национальной разведке, представивший новому президенту футуристический доклад "Глобальные тенденции 2025". Или как о том же моменте пишет "лучший аналитик" разведывательного сообщества США Томас Фингар (Thomas Fingar):

"США останутся выдающейся державой, но американское доминирование за этот период во многом ослабеет. … Превосходящее доминирование, которым в международной системе пользовались Соединенные Штаты на военной, политической, экономической и, как можно утверждать, культурной аренах, разрушается и будет разрушаться ускоряющимся темпом за частичным исключением военной арены".

Но все же от беспокойства по поводу финансов, сопровождающегося призывами увеличить расходы на Пентагон, еще далеко до понимания, что мы уже не доминирующий гегемон на нашей планете и что желание укротить афганское захолустье, находящееся на противоположном конце планеты, совершенно бессмысленно. Бессмысленно для нас, для афганцев и для всех (кроме, может быть, Аль-Каеды).

Несмотря на все отличия от нео-консерваторов первого срока Буша, команда Обамы имеет нечто общее с ними, и это немало: они по-прежнему думают, что США победили в холодной войне. Они так и не свыклись с мыслью, что не могут, даже действуя более тонко, чем бушевики, регулировать вращение планеты; они по-прежнему не могут представить, что роль Соединенных Штатов Америки как имперской державы, возможно, заканчивается.

Насвистывать, проходя мимо кладбища

В 1979 г. советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, замышляя заманить Советы в афганское болото, писал президенту Джимми Картеру: "У нас теперь есть возможность дать СССР свою вьетнамскую войну".

На самом деле, поддержанный ЦРУ анти-советский джихад в Афганистане, продолжавшийся все восьмидесятые годы, был намного хуже. В конце концов, хотя вьетнамская война и закончилась поражением США, она их никоим образом не обанкротила.

В 1986 г. советский руководитель Михаил Горбачев ярко описал афганскую войну как "кровоточащую рану". Через три года, когда уже давно было ясно, что переливание крови ничего не даст, Советы ушли. Оказалось, однако, что кровотечение не остановить, и Советский Союз при разрушающейся склеротической экономике, при "власти народов", подымавшейся на периферии, был слит в канализацию.

При власти, данной правительству Буша, в течение более чем семи последних лет США в сущности навлекли на себя вариант советского "Афганистана". Теперь команда Обамы пытается справиться с этой катастрофой, но всё имеющееся у ней в наличии новое мышление остается, насколько мы можем судить, по сути тактическим. Будут ли планы новой команды в Афганистане и на пакистанском пограничье более или менее "успешными" – это, в конце концов, может оказаться неважным. Выражение пиррова победа, означающее триумф, обошедшийся дороже поражения, создано как раз для таких моментов.

В конце концов, потратив более триллиона долларов и не получив за это в сущности ничего, кроме непрерывного разрушения, коррупции и неспособности создать хоть что-то, представляющее ценность, США начинают очень медленно уменьшать 140-тысячную армию в Ираке до уровня "всего лишь" в 40 тысяч или около того, при этом увеличивая группировку в Афганистане для ведения анти-партизанской войны, которая может продлиться годы. В то же время США продолжают наращивать свои вооруженные силы и размещать их по всему свету, притом пытаясь денежными вливаниями спасти экономику и банковскую систему, которые очевидно находятся на грани краха. Это безотказный рецепт развития катастрофы, если только новое правительство не примет маловероятного решения резко сократить глобальную миссию США.

В данный момент Вашингтон насвистывает, проходя мимо кладбища. В Афганистане и Пакистане вопрос уже не в том, контролируют ли Соединенные Штаты ситуацию, а в том, сумеют ли они вовремя выбраться оттуда. Если не сумеют, не ожидайте, что другие мировые державы, у которых своих забот хватает, придут на выручку в критический момент. Европейцы уже думают о том, как бы свалить. Русские, китайцы, иранцы, индийцы... кто именно помчится к нам на помощь?

Возможно, было бы благоразумнее прекратить прогулки на кладбищах. Они, в конце концов, предназначены для похорон, а не для воскресений.

Том Энгельгардт - со-основатель проекта Американская империя, директор национального института TomDispatch.com. Он автор книги "Конец культуры победителей" (The End of Victory Culture) и редактор книги "Мир на взгляд TomDispatch: Америка в Новый имперский век" (The World According to TomDispatch: America in the New Age of Empire. Verso, 2008).

http://atimes.com/atimes/South_Asia/KB07Df03.html
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 10.02.2009, 17:52
TheDoka
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию Re: Насвистывать, проходя мимо афганского кладбища, Asia Times

Неплохо, неплохо. Весьма здравые мысли ...
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 10:18.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100 статистика за 24 часа Рейтинг@Mail.ru