ИНОСМИ  
Rambler's Top100
Вернуться   ИНОСМИ > Клуб переводчиков > Переводы наших читателей

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 18.01.2008, 01:23
Umland
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию Постсоветский национализм и будущее России

Постсоветский национализм и будущее России ("Russia Profile", Россия)

Кремлевская националистическая политика может иметь серьезные последствия

Андреас Умланд (Andreas Umland), 15 января 2008

Корни возрастающего сегодня русского национализма состоят из трех частей: досоветской, советской и постсоветской. Например, идея о роли Москвы как «Третьего Рима», то есть, об особой миссии России в мировой истории, возникла несколько столетий тому назад. Русский национализм был, вопреки официциальной пропаганде СССР, важным элементом советской идеологии с 1930-ых. Напоминая события в Москве в начале XIX-го столетия, когда славянофилы адаптировали немецкое почвеничество к российским условиям, сегодня ряд идей в различных русских националистических программах импортирован с Запада.
Есть множество факторов, которые привели к сегодняшнему националистическому всплеску. Среди них – образ мышления, которому обучали в советских школах и университетах, – манихейское мировоззрение, которое делит мир на «наших» и «чужих». Хотя основные определения «наших» и «врагов» сегодня изменились, часть советских стереотипов, например, о США, пережили гласность не претерпев особых изменений.
Вероятно, самым важным фактором в недавнем росте русского национализма было то, что политические технологи Кремля обнаружили, что националистические идеи – направлены ли они против соседних наций или против Запада – можно использовать как инструменты для реконфигурации политического дискурса в целом. В новой политической реальности, созданной Кремлем, Путин не конкурирует с альтернативными программами или партиями. Оппоненты Путина – это не социалисты, либералы или представители других политических движений России. Вместо этого Путин противостоит чеченским террористам, эстонским фашистам, грузинским русофобам, украинским нацистам, американским империалистам, западным заговорщикам и другим «ненашим», желающим разрушить, разделить или, по меньшей мере, оскорбить русскую нацию. В новой атмосфере паранойи в России вполне логично, что те, которые выступают против Путина, не признанются легитимной (не говоря уже о полезной) политической оппозицией. Вместо этого они представлены «пятой колонной» Запада и, по словам Путина, рыщут как шакалы вокруг иностранных посольств. Насаждаемые государственными СМИ новые стереотипы общественного мнения превратили политику в легкую игру для Кремля: раз правительство занято тем, чтобы защитить целостность страны и достинство нации, нельзя ожидать, что оно всегда может заботится обо всех тонкостях независимости основных потоков информации, плюралистических общественных дебатов или справедливой партийной конкуренции. Вместо того чтобы в политических дискуссиях обсуждать, что лучше для страны, оппоненты занимаются поиском того, каким образом обвинить другую сторону в предательстве или, по краней мере, косвенной работе на демонизированный Запад.
Радикальное крыло российского национализма растет вместе с движением в целом. И правительство, и гражданские институты, конечно, бурно осуждают явные проявления расизма. В то же время эти экстремисты – активисты неонацистского движения скинхедов или авторы высокоинтеллектуальных конспирологических журналах – являются неотъемлемой частью ксенофобской истерии, в состоянии которой с недавнего времени находится бóльшая часть российского общества. В этой связи, сегодня специалисты, наблюдающие за ростом русского национализма, опасаются того, что Кремль может потерять (а, возможно, уже теряет), контроль над своим големом. Русский национализм может превратиться из инструмента политической технологии в социальную силу, которая выйдет за пределы возможностей манипулирования циниками в Кремле.
Главное различие между руссскими и западными формами национализма, возможно, в том, что, на Западе, общественный и политический мейнстрим обычно более или менее четко дистанцируется от иногда также довольно сильного националистического движения своей страны. Российский же мейнстрим, хотя и осуждает расистское насилие, относится к мировоззрению, стоящему за таким насилием, более двойственно. Так, например, многие авторы, которые на Западе были бы расценены, как выходящие далеко за рамки приемлемого дискурса, такие как радикальный империалист Александр Проханов или идеолог фашизма Александр Дугин, в России являются уважаемыми участниками политических и интеллектуальных дебатов на популярных телешоу. Причудливые псевдонаучные идеи неорасистского теоретика Льва Гумилева входят в список рекомендованой литературы в средних и высших школах России. По учению Гумилева, человеческая история определяется восходом и падением этнических групп, которые рассматриваются как билогоческие единицы, находящиеся, к тому же, под влиянием солнечных или космических волн.
В последние годы правительство начало преследовать расистское насилие более активно, чем прежде. Это происходит, как можно подозревать, в связи с тем, что растущее движение нацистов-скинхедов вредит международной репутации России. Например, ультранационалистические молодежные группы уже сделали Россию непопулярнмым местом обучения для темнокожих иностранных студентов, которых регулярно избивают, а иногда и убивают во российских университетских городах. Даже активно занимаясь этими проявлениями правительство, однако, касается только внешних симптомов общего феномена. Чтобы добраться до ядра проблемы, вся логика текущей российской политики должна быть изменена – то, что даже действующий из лучших побуждений министерский бюрократ, очевидно, не в состоянии сделать.
Если экстраполировать развитие России в течение прошлых восьми лет в будущее, мы не только станем свидетелями второй «холодной войны». Российская Федерация может стать чем-то наподобие апартеидного государства, где общество и его институты будут относиться к иностранцам и неславянским гражданам по-другому, чем к белым гражданам России. Некоторые наблюдатели даже не колеблятся говорить о «Веймарской России», т.е. сравнивать постсоветское российское и немецкое межвоенное общества. То, что Россия станет фашистской – маловероятно, но то, что она станет более терпимой, кажется еще менее вероятным. Кремль должен фундаментально изменить политические и культурные образы, на базе которых он определяет отношения России к внешнему миру, и предпринять решительные меры против уже сейчас значительного проникновения радикального национализма в различные социальные учреждения, такие как школы, университеты, молодежные движения, редколлегии и т.д. Если этого не случится, то русские будут одиноким народом, а Москва – изолированной силой на международной арене в новом столетии.

Андреас Умланд преподает в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко, редактор книжной серии «Советская и постсоветская политика и общество» (www.ibidem-verlag.de/spps.html), составитель «Бюллетеня русского национализма» (groups.yahoo.com/group/russian_nationalism/).

Post-Soviet Nationalism and the Future of Russia
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 22:07.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100 статистика за 24 часа Рейтинг@Mail.ru