ИНОСМИ  
Rambler's Top100
Вернуться   ИНОСМИ > Клуб переводчиков > Переводы наших читателей

 
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 17.03.2008, 23:26
Roni
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию "Без работы, без надежды, без будущего", "El Pais", Испания

Без работы, без надежды, без будущего.
За пять лет оккупации Ирака система социальной защиты развалилась, а людям не на что жить.

Жизнь Хазима Аль М. разрушилась вместе со страной. Этот иракский предприниматель еще пять лет назад собирался раскрутить свой бизнес по продаже сантехники. Сейчас он проводит дни в одном из кафе в районе Хай Аль Дараг. У него потерянный взгляд, а чай остывает на столе. «Я не буду сидеть дома, как женщина», оправдывается он. Невозможность заработать денег, чтобы содержать свою жену и сына – самое большое унижение в этом глубоко патриархальном обществе. Как минимум 60% активного населения не имеет работы. Несмотря на недавние улучшения в сфере безопасности, разрушение социальной системы оставило иракцев без средств к существованию.
«Уже после вторжения мне удалось заключить контракты на оборудование ванных комнат в больницах Багдада и Дияла, но потом началось насилие», с горечью признает он. Теракт в мечети Самарра похоронил все его надежды. «Жизнь остановилась», вспоминает он. «Мне пришлось закрыть магазин на Аль Кифах из опасения, что меня похитят. Соседи меня предупредили сразу после того, как Армия Махди похитила другого бизнесмена. Его отпустили только после того, как его семья заплатила 80 тысяч долларов. Я был не единственным. Еще трое уехали на север, а один в Египет».
Хазим – суннит, а Армия Махди, которая взяла контроль над районом Аль Кифах, - шиитская группировка, но он отказывается признать, что именно религиозные различия – главная причина братоубийственной войны, которая разрушает его страну. «Никто не чувствует себя в безопасности, ни шииты, ни сунниты. У кого есть оружие, тот устанавливает свои законы, будь то люди Махди или кто-то другой», подчеркивает он, взглядом ища одобрения Али, своего лучшего друга-шиита, который меня и познакомил с Хазимом. Оба воевали вместе против Ирана.
Лишившись магазина и не имея других источников дохода, Хазим живет на свои сбережения. «У меня нет ни работы, ни будущего, ни надежды», жалуется он в свои 45 лет. Кончились походы в ресторан по пятницам, экскурсии на озеро Хабания и даже собрания всех братьев с семьями в доме его матери. «Любое передвижение опасно», объясняет он, «мне страшно, когда мой сын идет в школу; моя жена волнуется, если я не прихожу вовремя; мы целый день перезваниваемся, чтобы убедиться, что все живы».
Не всем так повезло. От 81.639 до 89.110 гражданских лиц погибло за эти пять лет из-за войны, согласно независимой организации Iraq Body Count (www.iraqbodycount.org). Другие источники увеличивают эту цифру почти до миллиона, но там речь идет о проектах, а не о документально подтвержденных смертях. В любом случае, серьезность ситуации отразилась на почти 4,5 миллионах иракцев, которые были вынуждены покинуть свои дома из-за насилия, а это почти пятая часть населения довоенного Ирака. Около двух миллионов уехали в другие регионы Ирака, остальные нашли убежища в соседних странах.
И несмотря на недавние улучшения в сфере безопасности, немногие возвращаются домой. Менее 30 тысяч семей-беженцев и около 6 тысяч семей перемещенных лиц вернулись в свои жилища, согласно данным иракского правительства, которые ООН не может подтвердить из-за нехватки кадров в стране. В то же самое время, в среднем 60 тысяч иракцев покидают страну каждый месяц. Те, кто возвращается, селятся в однородных по этническому и религиозному составу районах.
«Мы никому не доверяем, даже соседям, с которыми прожили в мире много лет», признает Ясмин, христианка, чья лучшая подруга была убита исламскими фанатиками несколько месяцев назад. Она, ее муж и двое детей несколько раз переезжали с места на место из предосторожности. Другие, как, например, Фауд, фармацевт-шиит из района Каррада, отправляют свою семью в Иорданию или Сирию, чтобы минимизировать риск и не так беспокоится. В аптеках и булочных относительно спокойно, что бы ни происходило в стране.
Это не касается других заведений. На улице Аррасат Аль Хидие, где были сконцентрированы почти все рестораны и модные бутики Багдада, возникает ощущение, что снова вернулись дни американских бомбардировок. Как и тогда, только Латакия открыта, но не видно ни души. Немного дальше, в Каррада Даждель, на мгновение кажется, что все вернулось в нормальное состояние. Магазины, набитые товарами, заполнили улицу. Бытовые приборы из Ирана и Китая «соперничают» за покупателя, который так хочет приобрести, но он стеснен в средствах. Когда наступает вечер, молодежь заполняет кафешки, их единственную забаву. 6 марта два террориста-смертника покончили с этим миражом.
Но пять лет спустя после свержения Саддама Хусейна, самая большая проблема, от которой страдают иракцы, связана с невозможностью удовлетворить базовые потребности. Около 43% живет менее, чем на 1 доллар в день, что является порогом крайней бедности. 6 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи, вдвое больше, чем в 2004 году, сразу после после войны, и только 60% населения доступен тот рацион питания, который тогда был повсеместен. Кроме того, из-за давления Всемирного Банка иракское правительство изучает возможность прекратить субсидирование горючего. «Хорошо, что свергли Саддама, но на самом деле они просто хотели погрузить нас в нищету, чтобы мы никогда больше не смогли подняться», считает Хазим, продавец сантехники. По его мнению, американцы выбрали худших из худших для управления Ирака. «Будь то шиит или суннит, у них нет опыта, все они показывают фальшивые дипломы и не занимаются ничем, кроме набивания карманов», говорит он. Это обычная жалоба людей на багдадской улице.
Иракцы не могут понять, почему за пять лет не смогли улучшить инфраструктуру. У 70% населения нет водопровода, а 80% не имеет канализации. В Багдаде снабжение электричеством нестабильно и непредсказуемо. Во времена Саддама 12 часов подачи электричества в день – с еженедельными, заранее объявленными отключениями – было нормой. Даже добыча нефти не смогла превысить довоенный уровень (примерно 2.4 миллионов баррелей в день), от части из-за нападений на оборудование, которое только сейчас начинают чинить.
Во времена Саддамовского режима Хазиму не хватало только свободы выезда за границу. Сегодня ни у него, ни у большинства иракцев нет для этого денег, а посольства, представленные в его стране, не готовы дать им визы. На вопрос, что он хочет от будущего, он на мгновение заколебался, прежде чем ответить: «Чтобы вернулось счастье».

http://www.elpais.com/articulo/internacional/trabajo/esperanza/futuro/elpepiint/20080316elpepiint_2/Tes
Ответить с цитированием
 

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 11:40.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100 статистика за 24 часа Рейтинг@Mail.ru