ИНОСМИ  
Rambler's Top100
Вернуться   ИНОСМИ > Клуб переводчиков > Переводы наших читателей

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 17.01.2010, 13:33
Аватар для Robert
Robert Robert вне форума
Форумчанин
 
Регистрация: 16.04.2006
Сообщений: 46,334
Вес репутации: 211851709
Robert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времениRobert герой нашего времени
По умолчанию Воспоминания солдата-поммеранца 6-я часть

6-я часть:

5-го января поезд с пленными прибыл в землю Вестфалия в город Мюнстер. Здесь нас передали в руки оккупационных властей Англии. Была проведена регистрация. Так как местом своего назначения я указал город Крефельд, меня отправили к группе людей с подобной целью назначения. На грузовиках нас отправили в Вееце в нижнем Рейне. Там нам пришлось ещё одну ночь провести в палаточном лагере. На следующее утро нас окончательно освободили.
В первый и последний раз я видел Крефельд в 1943 году. Крефельд тогда считался «красивым городом шелкопрядов». Что войны устроила этому городу. Всё выглядело чужим и пустынным. Чем дальше я продвигался на север города, тем страшнее становилось… пока я не очутился в зоне полного разрушения. Прибыв примерно в то место где должен был находиться район города, в котором жил мой дядя, я спросил прохожего, где находится Nassauerring. Он показал мне рукой направление, и спросил Вы к кому? Я назвал фамилию своего дяди. Он сказал: «Мой юноша, ты счастливчик, твой дядя Германн (Hermann) жив, он пережил войну. В дом, в котором он живёт, не попала ни одна бомба, дом стоит целёхонький и наш Германнчик (unser Hermannchen lebt) тоже невредим».
Для меня это было большой радостью, я знал квартиру моего дяди, в их гостиной наверняка найдётся, на первое время, место для меня. Найдя дом, я нажал кнопку с его фамилией у входной двери – мне открыли. Громадными шагами, перепрыгивая ступени, я ринулся на второй этаж. Дядя Герман и тетя Рия были очень рады моему возвращению. Я вошёл и тут же начались вопросы…

Дядя Германн и тётя Риа говорили вокруг да около, если я спрашивал о моих родителях.
Тётя Риа приготовила прекраснейшею жаренную картошку. После еды я ещё раз напрямую спросил, имеют ли они сведения о моих родителях.
«К сожалению, мы вынуждены тебе сообщить, что твоя мать не пережила трудностей изгнания. Она умерла. Твой отец находится на севере земли Остфрисланд, там он живёт у одного крестьянина. Твои братья Макс и Фриед застряли в земле Мекленбург.
При изгнании, когда умерла твоя мать, моя сестра, были суровые морозы,… земля была, как камень… они не смогли её похоронить… её посадили под дерево и оставили на произвол судьбы»
Стоило ли сопротивляться трудностям в плену? Оставалась ещё надежда, что моя невеста, Ирмгард выжила. Продлилось очень долго, прежде чем я смирился с мыслью, что больше никогда не увижу мать.
Так, как мой дядя был госслужащим в городском управлении, меня без трудностей прописали в городе Крефельд.
Я начал искать себе работу. Но на мои письменные заявления я получал только отказы. В 1946 году промышленность страны была ещё полностью разрушена и работу найти было очень трудно. В государственном аппарате я тоже ничего не мог для себя найти. Британские оккупационные власти издали приказ, запрещающий принимать бывших офицеров на работу. А мы жили в британской зоне.
Западная Германия была разделена на три зоны. В Баварии управляли американцы, вдоль Райна властвовали французы, а остальной частью западной Германии управляли бритты. Я постоянно просматривал локальные газеты, в один прекрасный день я нашёл объявление, что ищут людей для таможенной службы. Я написал заявление. Через некоторое время я получил позитивный ответ. Я должен был явиться в управление таможни в Крефельд для сдачи экзаменов на предмет пригодности.
Проверяли тщательно по многим предметам. Через некоторое время я получил весть, что принят и могу начать работу к 1. мая 1946 года. Одновременно было предписано явиться в школу таможни города Дюссельдорф. Я был счастлив, что нашёл, наконец, работу. Но счастье длилось не долго, через некоторое время я получил письмо, в котором мне опять сообщалось, что бывшим офицерам вермахта не разрешено служить в таких местах.
Всё опять началось с начала.
Я опять искал работу, но моё офицерское прошлое было тому великой помехой.
В один прекрасный день я набрался смелости и отправился к так называемому «Public-Safety-Offizier“ британских служб. Его бюро находилось в районном управлении. Я напрямую спросил его, для чего издан такой бессмысленный приказ, запрещающий бывшим офицерам немецкого вермахта устраиваться на работу.
«Видите ли, господин майор. Сейчас Вы сидите здесь. Не могло ли быть в жизни, что всё случилось бы наоборот, я сидел бы на вашем месте, а Вы передо мной? Я думаю, что поступил бы по другому. Мы были молодые солдаты и выполняли свой долг, так же как это делаете Вы. Но только разница в том, мы не стали победителями. На моей родине теперь поляки стали хозяевами. Я теперь стою перед тяжёлой задачей и вынужден начать всё вновь.»
«Скажите», хотел он знать, « вы были резервистом или активным офицером?» Я тут же понял намёк и ответил: «Я был резервистом.»
И вот так и случилось, что к первому Маю 1946 года я мог всё-таки отправится в школу таможенников в Дюссельдорф. И этим самым облегчил и так трудную жизнь моего дяди Германа.
………………………………………… .
Как-то однажды прейдя, домой, тетя Риа дала мне письмо из Берлина. Наконец то пришла радостная новость от моей невесты Ирмгард. Она жива и с ней ничего страшного не случилось. Она нашла в доме моих родителей, который был полностью разграблен, конверт с адресом моего дяди в Крефельд. Она решила написать письмо и спросить, не знают ли они чего-либо о семье Булгрин. Этот раз она попала в точку.
Я тут же ответил на это письмо. Моя невеста писала, что они ещё в родном городе Штольценберг и находятся на «рабочей службе» у поляков, в их собственном хозяйстве и что скоро «выселят». Писала она и что в случае выселения она собирается ехать в Берлин, так как там уже получили пристанище её тети. Вскоре так и случилось мою Ирмгард тоже «выселили». Сначала она добралась до тётушек в Берлин, а потом, так как в Берлине были очень стеснённые условия, она отправилась к сестре своей бабушки в городе Марл в Руррском угольном бассейне. Это примерно 80 км от города Крефельд. Она была не одна. С ней были прогнаны её бабушка и тетя. Прибыв в Марл к своим родственникам шахтёрам, они поняли, что остаться там не могут, уж в очень катастрофических условиях жили их родственники, семья шахтёра с фамилией Шредер, сами. В соседнем более большом городе Рекклингхаузен жила ещё одна сестра
Бабушки, туда они и направились. Муж бабушкиной сестры работал плотником в городском учреждении города Рекклингхаузен. У них тоже было очень мало места, но благоря связям мужа бабушкиной сестры, удалось достать комнатку в близи их проживания. Но когда хозяева квартиры увидели этих троих оборванных женщин, они сказали: «Таких побирушек мы не пустим в наш дом!» Тетя и бабушка остались у плотника Фридрих, а моя Ирмгард поселилась в семье дочери этих людей с фамилией Рихтер. Вальтер Рихтер был шахтёром и имел маленький домик на Дортмундер штрассе в городе Рекклингхаузен. Детей у них не было, но зато они имели дакеля (собака). Вальтер Рихтер был типичный шахтёр, к большому он не стремился и жил бедненько. Но они жили, конечно, намного лучше нас «изгнанных», а главное они жили в родном месте среди людей, которых знали с раннего детства. А это в те времена значило очень много. Он был прекрасный человек. Впоследствии мы с ним очень подружились.
Так вот получилось что Господь Бог, не покинул меня и даже свёл меня с той, которая была мне обещана. При моих былых приключениях на фронте, я всегда перед предстоящими боями, уходил в сторонку, где меня никто не видел и молился Богу и просил Его поддержку для меня и моих подопечных солдат.
В один прекрасный день весной 46 года Ирмгард навестила меня в Крефельд. Оо... какая встреча. Поляки отняли действительно всё у немецкого населения. На ногах моей невесты была ужаснейшая обувь. Моя тетя Риа тут же подарила моей невесте одни из своих туфель. Мои дядя и тетя приняли мою невесту с восторгом. Они раньше её никогда не видели и не знали. Пару дней она прожила у нас в Крефельд, а потом опять назад в Рекклингхаузен. Ещё мы были разделены двумя городами, которые приняли нас после изгнания с родины.

Бабушка, дед и тётя моей будущей жены поселились в городе Рекклингхаузен на Шубертштрассе. Когда мы ещё не были женаты, Ирмгард работала в Рекклингхаузен у Вайзера на Брайтенштрассе в ателье портного.
Если я в воскресенье не имел служебного наряда на Голландской границе, я обычно отправлялся в путешествие в Рекклингхаузен с вещьмешком в котором было пропитание.
Зачастую мне удавалось достать голландское кофе или шпаргель от Эльтинских крестьян. Моей невесте было очень трудно прокормить своих родственников. Но женщины её семьи были хорошие рукодельницы. Они из почти ничего умудрялись сделать нужные другим вещи. Я перенял должность менялы и сбывал их рукоделия на голландской границе (если бы это знали мои таможенные начальники). Ирмгард ездила в город Мёнхенгладбах (тогда ещё город текстильщиков), там она покупала отходы шерсти.
Из этой шерсти её мать, бабушка и тётя вязали красивые пуловеры, которые я променивал голландцам на кофе и другие продукты питания. За 250 грамм кофе бабушка Бёде выменивала будильники, а получал за каждый будильник 500 грамм этого кофе у голландцев, так что мы могли себе позволить иногда и самим пить кофе.
Сегодня себе даже представить не возможно как обстояли дела в те тяжёлые времена, мы постоянно думали о добыче съестного. В деревне, где я служил в таможне, меня уважали. Потихоньку все знали, что я бывший офицер, вынужденный довольствоваться маленькой должностью у таможенников. В нашу обязанность входил и контроль над жителями в приграничной деревне. При нарядных походах через деревню я зачастую читал таблички жильцов на входных дверях. В один прекрасный день я увидел табличку с фамилией Ууленброкк. Когда я был в Праге в офицерской школе, у нас был капитан Ханс Ууленброкк и он рассказывал, что он с берегов Райна. Не долго думая я нажал на кнопку звонка. Мне открыл старый белоголовый дед.
«Извините пожалуйста, я был в военной школе в обучении капитана Ханса Ууленброкк, есть здесь какие-либо связи?» -спросил я. «Заходи сынок, это был мой старший сын, знаешь ты что-либо о его судьбе?» - «к сожалению, нет» ответил я, «что случилось с этой школой, после моего отчисления, я не ведаю.»
Так у меня появились новые знакомые. Семью Ууленброкк многие обходили стороной, из-за их тесных контактов к режиму Гитлера в довоенные и военные времена. Но у меня сложились с ними очень добрые отношения. Они мне многим помогли, даже подарили мне кровать и другую мебель для обстановки моей комнатушки, которую я получил от таможенного управления деревни Эльтен. Один из его сыновей доктор Пауль Ууленброкк уже вернулся с войны и жил на Эльтенской горе, единственной возвышенности в низовьях реки Райн (Рейн), на собственном участке, который сильно пострадал от военных действий. Он заботился и о своём отцы, который был к тому времени вдовцом. Служанка помогала по хозяйству.
В середине 1946 года Ирмгард переехала ко мне в деревню Эльтен. Мне стало намного легче, работы по хозяйству стало меньше. Подаренная семьей Ууленброкк кровать была слова Богу так широка, что места хватило и на двоих.
Но еду теперь надо было добывать для двоих. Но люди в деревне были хорошие, и я получал по малости то от одного, то от другого. Посреди деревни в своем замке жил барон фон Лохер, считал меня своим другом. Барону принадлежали в окрестностях многие крестьянские поместья. Он сдавал их в аренде. У него было двое детей, сын в моём возрасте и дочь, которая была чуть моложе. Лесное хозяйство, которое теперь было разделено новой границей, тоже принадлежало семье барона. Но туда ему теперь не было доступа. Но его слуги жили там и наводили порядок. Если я приходил туда, то домработница видела меня на немецкой стороне и украдкой приносила мне кофе и бутерброды. Иногда она передавало съестное и для семьи барона. Барон в то время не имел никаких других приходов, кроме официального пайка по карточкам.

часть 7-я: http://forum.inosmi.ru/showthread.php?t=62296

Последний раз редактировалось Robert; 17.01.2010 в 16:33.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 13:43.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100 статистика за 24 часа Рейтинг@Mail.ru